Для чего нужно воспитание?

Что же такое воспитание? Для чего оно необходимо?

Эти и другие вопросы мучают многих родителей.

Конечно, однозначного ответа быть не может. С точки зрения педагогики, воспитание – целенаправленное формирование личности ребенка. Этот процесс происходит в тесном взаимодействии детей и взрослых: родителя и ребенка, воспитателя и воспитанника, учителя и ученика.

С самого рождения на каждого из нас неотвратимо влияет множество внешних социальных факторов (а воспитание само по себе и является главным таким фактором). Это прямое воспитательное воздействие, когда мы непосредственно перенимаем опыт воспитателя, или косвенное воздействие, оказывающее свое влияние через книги, фильмы, средства массовой информации. В процессе воспитания закладываются базовые черты характера, формируются привычки, усваиваются нормы и ценности.

Английский философ Джон Локк говорил о том, что каждый ребенок при рождении – чистый лист, и всё, что он познает, он познает исключительно через свой чувственный опыт. Во многом Локк был прав: слишком уж сильное влияние на формирование личности ребенка оказывают те, кто находится рядом с ним с рождения и сопровождают на разных этапах развития и взросления.

Хотелось бы упомянуть здесь человека, из книг можно почерпнуть огромное количество ценных мыслей – Януша Корчака, знаменитого писателя и выдающегося педагога, покинувшего нас рано, но до последней секунды своей жизни выполняющего долг Наставника.

Более бережного и трепетного отношения к детству, чем у Корчака встретить трудно. А дети, с которыми ему довелось работать, принадлежали самим низким социальным слоям! Это сыновья и дочери бедных польских рабочих, уже тогда угнетаемые дети еврейских семей. При бережном уходе и внимании со стороны педагога и его помощников они буквально расцветали, из забитых волчат раскрывались в личности! Ведь это не вина «чистого листа», что все норовят его испортить, но, как оказалось, под внимательным контролем опытного педагога все ошибки можно исправить.

Самыми значимыми воспитателями в жизни каждого человека являются, конечно, родители, удовлетворяющие базовые потребности ребенка в безопасности, чувстве защищенности, принятии, любви (мы не говорим о физиологических потребностях, удовлетворение которых в раннем возрасте зависит исключительно от окружающих взрослых).

В семье начинается первичная социализация ребенка, от которой зависит дальнейшее развитие его личности. Ребенок с первых недель впитывает то, что видит вокруг, чувствует взаимоотношения и улавливает даже тон, с которым говорят его родители.

Вторичная социализация начинается тогда, когда к процессу воспитания ребенка подключаются образовательные учреждения. Общение с учителями, сверстниками, старшими детьми – всё это оставляет глубокий след на личности каждого из нас. В детском возрасте мы легко перенимаем привычки, мы бескорыстны и открыты.

Тут можно упомянуть об еще одной знаковой фигуре – Антоне Семеновиче Макаренко. Под его надзором находилась целая колония малолетних преступников, детей, прошедших революцию, гражданскую войну, грабителей, иногда убийц и мошенников. Именно Макаренко считал, что до тех пор, пока не сформированы первичные социальные навыки, социализация может осуществляться даже посредством принуждения. В конкретно своем случае он применял физический труд: коллективный, тяжелый, необходимый. И именно через коллектив проходила вторичная социализация вчерашних правонарушителей.

Каждому воспитателю и учителю важно использовать в своей работе индивидуальный подход к ребенку: зная личную историю ребенка, особенности его семьи, педагогу легче выстроить правильную тактику общения с каждым своим воспитанником, а это, в свою очередь, способствует наиболее полному, гармоничному и правильному развитию личности детей.

Взаимопонимание между ребенком и значимыми для него взрослыми людьми создает надежную основу для успешности процесса воспитания. Начиная с простого «смотри, как нужно» или «что такое хорошо и что такое плохо», этот процесс плавно движется по направлению к «давай сделаем вместе», доходит до «смотри, ты можешь сделать сам» и, наконец, до «я сделаю сам».