Марк Твен

Приключения Тома Сойера — Глава XXVII

Последнее приключение тревожило в эту ночь сон Тома страшными видениями. Четыре раза он держал в руках сокровище, и четыре раза оно расплывалось в ничто между его пальцами, когда сон покидал его, и он возвращался к суровой действительности с ее неудачей. Когда он проснулся рано утром и стал вспоминать подробности своего великого приключения, они показались ему замечательно тусклыми и далекими, как будто это случилось в другом мире или в давно минувшие времена. Ему пришло в голову, что и само великое приключение, пожалуй, было только сном! Сильным аргументом в пользу этого предположения служило количество монет, виденное им, чересчур громадное, чтобы быть реальным. Том еще никогда не видывал более пятидесяти долларов в одной куче и подобно всем мальчикам своего возраста и общественного положения воображал, что всякие упоминания о «сотнях» и «тысячах» только фантастические украшения слога и что таких сумм вовсе не существует на свете. Он никогда не предполагал серьезно, что такая огромная сумма, как сотня долларов, может оказаться настоящей, подлинной, притом сосредоточенной в одних руках. Если бы анализировать его понятия о кладах, то оказалось бы, что ему представляется пригоршня мелкой десятипенсовой монеты и мерка какой-то другой, смутной, великолепной и неосязаемой.

Однако все подробности приключения выступали все яснее и отчетливее по мере того, как он думал о них, так что в конце концов он стал склоняться к мнению, что это, пожалуй, и не был сон. Надо было разрешить сомнение. Он наскоро позавтракал и побежал искать Гека.

Гек сидел на шкафуте плоскодонного судна, рассеянно болтая ногами в воде, и выглядел очень меланхолически. Том решил, что предоставит ему первому завести речь об этом предмете. Если Бог не сделает этого, то, значит, приключение было только сном.

– Эй, Гек!

– Сам ты эй!

Минутное молчание.

– Том, если бы мы оставили эти проклятые инструменты у сухого дерева, деньги были бы наши. Каково это подумать!

– Значит, это не сон, значит, это не сон. А мне почти хотелось, чтобы это был сон. Ей-ей, хотелось.

– Что – не сон?

– Да вчерашняя история. Я было подумал, что это был сон.

– Сон! Не развались вчера лестница, узнал бы ты, какой это был сон! Мне всю ночь мерещилось, что этот пучеглазый испанский черт лезет на меня, пропади он пропадом!

– Нет, не пропади. Надо его найти! Выследить деньги!

– Никогда мы его не найдем, Том. Такая удача два раза не бывает. Да мне бы и страшно было встретиться с ним, как ты себе хочешь.

– Да и мне тоже; а все-таки я хочу встретиться с ним и проследить за ним – до номера второго.

– Номер второй; да, так. Я думал об этом. Только ничего не придумал. А по-твоему, что это такое?

– Не знаю. Мудрено. Послушай, Гек, может быть, это номер дома?

– Ну вот! Нет, Том, это не то. А если то, так, значит, в нашем захолустье его и искать нечего. У нас и номеров-то нет.

– Да, это правда. Дай-ка подумать минутку. Вот что, это номер комнаты в гостинице, понимаешь?

– А ведь верно! Здесь всего две гостиницы. Можно живо узнать.

– Подожди меня здесь, Гек, пока я сбегаю.

Том немедленно отправился на разведку. Он не любил показываться в обществе Гека в публичных местах. Через полчаса он вернулся. В лучшей гостинице номер второй был давно уже занят молодым юристом, который и теперь жил там. В другой, простой таверне, номер второй был окружен тайной. Сынишка хозяина сообщил, что комната постоянно на замке, что он ни разу не видал, чтобы кто-нибудь входил или выходил из нее иначе, как ночью; не знает, почему это так, не слишком интересуется этим; склонен объяснять тайну тем, что в комнате водятся духи; в прошлую ночь заметил в ней свет.

– Вот что я узнал, Гек. Думаю, что это и есть номер второй.

– Пожалуй, что так, Том. Что же мы будем делать?

– Дай подумать.

Том думал долго. Наконец сказал:

– Вот что я тебе скажу. Задняя дверь номера второго – та самая дверь, которая выходит в тупичок между харчевней и кирпичным складом. Собери все дверные ключи, какие только можешь достать, а я возьму все тетины, и в первую же темную ночь мы попробуем, не подойдет ли какой-нибудь к той двери. Да высматривай тем временем индейца Джо: он, помнишь, говорил, что побывает в деревне, чтобы поискать случая отомстить. Если увидишь его, ступай за ним; и если он не пойдет в номер второй, значит, это не то место.

– Господи, не пойду я за ним!

– Да ведь это наверное будет ночью. Он и не заметит тебя, а если и заметит, то вряд ли что подумает.

– Ну, если будет темно, то я, пожалуй, попробую выследить его. Не знаю… не знаю. Попытаюсь.

– А я так непременно буду следить за ним, если будет темно, Гек! Что, если он убедится, что не может отомстить, а придет прямо за деньгами?

– Верно, Том, верно. Я буду следить за ним; верное слово, буду!

– Ну, вот, молодец! Смотри же, не робей, Гек, а я не оробею.