Марк Твен

Приключения Тома Сойера — Глава XXXIV

Гек сказал:

– Том, мы можем удрать, лишь бы найти веревку. Окно довольно высоко над землей.

– Вздор! С какой стати нам удирать?

– Да я не привык к таким сборищам. Я не выдержу. Я не пойду к ним, Том.

– О, пустяки! Это ничего не значит. Я ни крошечки не стесняюсь. Я помогу тебе.

Появился Сид.

– Том, – сказал он, – тетка ждала тебя после обеда. Мэри приготовила тебе воскресную пару, и все тебя искали. Это у тебя глина и сало на платье?

– Ну, мистер Сидди, занимайтесь лучше своими делами. Что тут за бал происходит?

– Да обыкновенная вечеринка, какие вдова всегда устраивает. На этот раз для Валлийца и его сыновей, за то, что они выручили ее из беды тот раз, ночью. А знаешь, я могу вам что-то рассказать, если хотите знать.

– Ну, что такое?

– Ну, старый мистер Джонс думает удивить собрание сегодня, но я подслушал, как он рассказывал об этом тете под секретом, – и теперь, я думаю, это уже не секрет. Все знают, – и вдова, хотя она старается делать вид, что ей ничего не известно. О, мистер Джонс непременно хотел отыскать Гека, потому что без Гека и секрета нельзя рассказать!

– Да какой секрет, Сид?

– Насчет того, что Гек выследил разбойников, которые хотели забраться к вдове. Ручаюсь, что мистер Джонс рассчитывает всех удивить, – только, увидите, в лужу сядет.

Сид хихикнул, видимо, очень довольный собой.

– Сид, это ты разболтал?

– О, кто разболтал, это не важно. Кто-то разболтал, этого довольно.

– Сид, во всем поселке только ты способен на такую подлость. Будь ты на месте Гека, ты бы не удрал с холма и никому бы не сказал о разбойниках. Ты не способен сделать ничего, кроме гадости, и не выносишь, когда кого-нибудь хвалят за хорошее дело. Нет, не нужно благодарности, как говорит вдова…

И, ухватив Сида за уши, Том выпроводил его из комнаты пинками.

– Ступай и пожалуйся тетке, если смеешь, а завтра я с тобой разделаюсь.

Спустя несколько минут гости вдовы сидели за ужином, а дюжина ребят за маленькими столиками рядом, по тогдашнему обычаю. В надлежащее время мистер Джонс произнес краткую речь, в которой благодарил вдову за честь, оказанную ему и его сыновьям, но, – прибавил он, – есть другое лицо, скромность которого…

И так далее, и так далее. Он открыл тайну участия Гека в происшествии с разбойниками с самым драматическим пафосом, на какой только был способен, но изумление, вызванное его сообщением, было в значительной степени поддельным и далеко не таким шумным и экспансивным, каким могло бы быть при более благоприятных обстоятельствах. Как бы то ни было, вдова довольно искусно притворилась изумленной и осыпала Гека такими похвалами и изъявлениями благодарности, что он забыл о почти невыносимой пытке, причиняемой новым платьем, из-за совершенно невыносимой – служить мишенью общего внимания и общих похвал.

Вдова сообщила, что она решилась приютить Гека под своей кровлей и дать ему воспитание, а когда отложит достаточную сумму денег, – помочь ему начать какое-нибудь скромное дело. Наступила очередь Тома. Он заявил:

– Гек не нуждается в этом! Гек богат!

Только строгое чувство благопристойности не позволило обществу встретить эту забавную шутку взрывом одобрительного смеха. Однако в наступившем молчании чувствовалось что-то неловкое. Том нарушил его.

– Гек добыл денег. Вы, может быть, не верите, но он добыл кучу денег. Нечего усмехаться, я могу вам показать. Подождите минутку.

Том выбежал из комнаты. Присутствующие с недоумением переглянулись, взглянули на Гека, но тот словно в рот воды набрал.

– Сид, что такое затеял Том? – спросила тетка Полли. – Он… да нет, никогда не знаешь, что выкинет этот мальчишка. Никогда.

Том вошел, сгибаясь под тяжестью мешков, прежде чем тетка Полли успела окончить фразу. Он высыпал на стол груду золотых монет и сказал:

– Вот, – что я вам говорил? Половина – Гека, половина – моя!

Это зрелище ошеломило всех. В течение минуты все смотрели молча, никто не мог слова вымолвить. Затем единодушно потребовали объяснения. Том заявил, что готов дать его. Рассказ был долог, но полон интереса. Его очарование почти ни разу не нарушалось чьим-либо замечанием. Когда Том закончил, мистер Джонс сказал:

– Я думал удивить общество, но мой сюрприз ничего не значит. В сравнении с этим он никуда не годится, сам сознаюсь.

Пересчитали деньги. Оказалось немногим более двенадцати тысяч долларов. Такой суммы сразу никто из присутствующих еще не видывал, хотя многие из них обладали значительно большим состоянием.